Всестороннее и интенсивное использование органов чувств (анализаторов). Методики. Авторские методики. Франц Лёзер. Восприятие информации.

Восприятие информации начинается с работы органов чувств или анализаторов, то есть с зрительных, слуховых, осязательных, вкусовых и обонятельных ощущений. Информация определенного вида поступает к нам обычно только через соответствующие анализаторы. Например, звуки — через уши, запахи — через нос и т. д. Однако многие виды информации, включающие различные компоненты, могуг восприниматься одновременно несколькими анализаторами. Ценным результатом психологических исследований является понимание того факта, что люди воспринимают информацию преимущественно с помощью своего наиболее сильного анализатора; чаще всего им является зрение, значительно реже — слух. Важнейшим условием высокой продуктивности памяти является возможно более эффективное использование анализаторов при восприятии информации. Но для этого вы должны в свою очередь знать, какой анализатор, зрительный или слуховой, работает. у вас более интенсивно. Большинство людей такими знаниями о себе не располагают, хотя сопоставить эффективность анализаторов можно относительно простым способом. Попытаемся это сделать.

Прочитайте приведенный ниже текст с обычной для вас скоростью. Зафиксируйте время, затраченное на чтение. Закончив чтение, запишите по памяти все, что запомните.

«Демократия и свободная рыночная конкуренция

Очень часто, когда я, торопясь на лекции, поднимаюсь по ступенькам главного входа университета им. Гумбольдта и читаю написанный золотыми буквами 11-й тезис Карла Маркса о Фейербахе: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его», — мне вспоминаются студенческие годы, проведенные в США.

Я жил тогда в городе Миннеаполисе, штат Миннесота. Каждый день, кроме воскресенья, в 8 часов утра я на трамвае отправлялся в университет. Проезд в трамвае стоил десять центов, т. е. почти два с половиной доллара в месяц. Довольно значительная сумма для студента, который, как и большинство американских студентов, не получал стипендии и возможность учиться обеспечивал собственными силами. Как говорят американцы, «я проработал себе дорогу через университет»: днем учился, а ночью работал токарем на заводе. Однажды утром стоимость проезда на трамвае увеличилась до двенадцати центов, через неделю — до пятнадцати. Затем в течение нескольких недель она подскочила до двадцати центов. Возмущение людей, пользующихся трамваем, начало принимать угрожающие размеры. В университете был организован митинг. Конфликт привлек внимание властей. Что-то должно было произойти. И вот стало известно следующее. Оказывается, трамвайная сеть Миннеаполиса, города с миллионным населением, была куплена известным гангстером, который взвинтил стоимость проезда, чтобы увеличить свои прибыли. Студенты потребовали у гангстера объяснений. «А почему нет? — ответил тот, — в конце концов мы живем в условиях демократии». Окруженный своими телохранителями, он выступил на студенческом собрании в университете. Смысл его краткой, но весьма поучительной речи был следующий. Мы живем в обществе, для которого высшим принципом является свободная рыночная конкуренция. Каждый бизнесмен может устанавливать на свой товар такую цену, которая допускается рынком. Я строго придерживался этого принципа. Так чего же, собственно говоря, вы от меня хотите? Кому трамвай слишком дорог, пускай покупает автомобиль.

Эти слова напомнили мне высказывание Марии Антуанетты, королевы Франции, в период революции 1789 г. Когда королеве сообщили, что у ее поданных нет хлеба, она спросила: «Почему же они не едят пирожные?» Но следует отметить одно существенное различие между судьбой королевы Франции и гангстера из Миннеаполиса. Первой отрубили голову, а второй, хорошо заработав, продал трамвайную компанию и переехал в другой штат, чтобы там продолжать пользоваться благами свободной рыночной конкуренции. Этот рассказ не выдуман, он зафиксирован в официальном документе федерального правительства США, а именно в одном из отчетов о состоянии преступности в США, и таким образом сохранен для потомства».

Записав все, что вам удалось припомнить после чтения текста, попросите кого-нибудь прочитать вам вслух другой текст, равный по объему первому.

«Из жизни американских студентов

Поскольку речь зашла о свободной рыночной конкуренции, позвольте рассказать о некоторых сторонах жизни американских студентов. Вначале о том, как они сдают экзамены. Американские университеты обычно весьма крупные учебные заведения, и число студентов во многих из них составляет от 20 до 40 тысяч. Экзамены очень многочисленны. Примерно два-три раза в семестр студенты получают по каждому учебному предмету экзаменационный лист с таким количеством вопросов, что ответить на все за предоставляемое для этого время невозможно. К каждому вопросу дается четыре ответа, из которых студент должен выбрать правильный. Сделав выбор, он ставит крестик в одном из четырех кружков, соответствующих вопросам. Экзаменационные листы обрабатываются затем с помощью ЭВМ. Первые 10% студентов, давших наиболее правильные ответы, получают единицу, следующие 20%-двойку, дальнейшие 30-40% — тройку, а остальные — четыре или пять. Даже в тех случаях, когда общий уровень ответов очень высок, принцип процентного дифференцирования не нарушается. Поэтому единицу или двойку может получить только относительно небольшое число студентов. Значительная часть их всегда проваливается. Таким образом, даже в университете принципа свободной конкуренции придерживаются с твердой последовательностью. В результате взаимная поддержка и помощь, совместная борьба за высокое качество учебы — то, что в социалистическом обществе является чем-то само собой разумеющимся, — для американских студентов означали бы прямо-таки самоубийство. «Человек человеку — волк», — такова там мораль.

Однако не только результаты экзаменов определяют будущий профессиональный путь американского студента. Основное значение имеют связи, которые ему удается завязать в университете. Этой цели служат многочисленные клубы для избранных — отдельно для мужчин и женщин. Хорошо, если студент происходит из зажиточной буржуазной семьи, придерживается протестантского вероисповедания и имеет белую кожу. Тогда для него открыты самые избранные клубы, и уже в университете он может положить начало своей профессиональной карьере. Но если его отец рабочий, если он католик или — еще хуже — еврей, не говоря уже о том, что он может быть черным, то его положение крайне сомнительно. Нет, не то, что вы думаете! Он так же может быть членом клуба, так как существуют клубы и для детей рабочих, для студентов-евреев и студентов-католиков, то есть для студентов, принадлежащих к любым классам и слоям населения, исповедующим любую религию и имеющим любой цвет кожи; проявлена максимальная забота о всех. Каждый классифицирован, проверен, отнесен к определенной категории и подготовлен к своему будущему месту в жизни. Привилегированные — наверху, пролетарии — внизу, богатые — в первую очередь, бедные — должны ждать, протестанты здесь, католики там, белым — преимущественные права, черных — туда, где им надлежит быть, красных — отправить в Россию. Редко кому из студентов удается нарушить этот порядок».

Прослушав текст, запишите все, что запомнили. Сравните объем того, что вам удалось воспроизвести в первом и втором случаях. Если объем воспроизведенного больше, когда вы читали текст сами, это свидетельствует в пользу того, что у вас доминирует зрительный анализатор и вы лучше воспринимаете информацию зрительным путем. В противном случае у вас, возможно, преобладает слуховой анализатор и восприятие с помощью слуха играет главенствующую роль. Чтобы оценить свои возможности более точно, следует провести такую проверку несколько раз, используя различные тексты.

Но, как уже говорилось выше, никто не осуществляет восприятия с помощью только одного какого-либо анализатора. Чем больше анализаторов используется, тем интенсивней протекает процесс восприятия. Поэтому одной из предпосылок хорошей памяти является использование при восприятии информации не только доминирующего анализатора, но — вместе с ним и возможно более интенсивно — и других анализаторов. Приведем пример. Если вы хотите запомнить название неизвестных животных, то важно не только видеть их. Запоминание улучшится, если вы услышите название этих животных, сможете погладить их, почувствовать их запах.

У многих людей продуктивность памяти значительно повышается, если при восприятии информации и в процессе ее запоминания они будут заниматься каким-либо посторонним делом. Например, ходить взад-вперед. В литературе описаны многочисленные примеры такого рода. Вероятно, наиболее известный из них — манера работы Карла Маркса. Его зять, Поль Лафарг, писал о нем: «Можно утверждать, что он в своем кабинете работает на ходу; на короткое время он садится, чтобы записать то, что придумал во время ходьбы. От двери к окну пролегла на ковре вытоптанная полоса, которая выделялась с такой же четкостью, как тропинка на лугу». Аналогичный стиль работы отмечен у Людвига ван Бетховена, Льва Толстого, Фридриха Геббеля, Иоганна Готтфрида Фихте, Германа Гельмгольца, Томаса Манна, Герхарда Гауптмана, Эрнеста Хемингуэя, Иоганнеса Бехера и других. Этот факт, вероятно, можно объяснить следующим образом. Процесс мышления, включая память, является, как уже отмечалось, активным процессом, направленным на изменение окружающего мира. Это справедливо и для первой фазы памяти, то есть восприятия информации. Активность восприятия, по-видимому, стимулируется ходьбой, и это приводит к повышению как интенсивности восприятия, так и продуктивности памяти вообще.

Rambler's Top100