Подкрепление в обществе. Не рычите на собаку. О дрессировке животных и людей. Карен Прайор. Подкрепление в повседневной жизни.

Иногда создается впечатление, будто бы бихевиористы утверждают, что все поведение человека является результатом обучения и подкрепления, а все человеческие болезни, от войн до бородавок, можно исцелить правильным использованием подкрепления. Это, конечно, не так. Поведение является богатой смесью внешних и внутренних ответов, как выученных, так и невыученных. Как это известно каждой матери, индивидуальные особенности являются врожденными (биолог Т. С. Шнейрла показал наличие индивидуальных особенностей поведения даже у насекомых). Далее, громадная часть того, что мы делаем и чувствуем, является результатом нашей эволюции в качестве общественных животных. В это входит наше стремление к взаимодействию и взаимной поддержке («реципрокный альтруизм»), а также наклонность к агрессивным реакциям, если кто-либо посягает на наши идеалы или собственность («защита ореола»). А кроме того, то что делается или говорится в данный момент, может в значительной степени зависеть от физического состояния, оцениваемого либо согласно прошлому опыту, либо прогнозу на будущее: человек, который очень голоден или мерзнет, может вести себя совсем не так, как тогда, когда он находится в комфортных условиях, вне зависимости от других обстоятельств.

Таким образом, метод подкрепления имеет свои ограничения, и я не вижу в этом ничего плохого. Наше понимание поведения представляется мне в виде трех сцепленных колец, наподобие торгового знака пива Ballantine. В одном круге располагаются такие бихевиористы, как Скиннер, и все, что нам известно об обучении и познавательных способностях; в другом круге находятся этологи, такие как Лоренц, и все, что мы знаем о биологической эволюции поведения; а в треть ем круге — поведение, которое мы еще не совсем, понимаем, например, игра. И часть каждого круга по своему содержанию перекрывается с двумя другими. Поскольку общество не ограничивается только обменом подкреплений, социальные эксперименты, включающие под крепление в регулировании групповых отношений, дают не однозначные результаты. Например, использование подкрепления в структурированных группах — скажем в тюрьме, больнице или колонии, может провалиться по вине любого, использующего это подкрепление.

Один из моих друзей-психологов рассказывал мне о системе поощрительных талонов для малолетних правонарушителей, которая прекрасно работала при экспериментальной проверке проекта, но полностью провалилась и даже вызвала протест и возмущение, когда была перенесена в другое учреждение. Выяснилось, что наставники, как и предусматривалось инструкцией, раздавали подкрепление на посещение уроков и другое желательное по ведение, но, вручая талоны, они не улыбались. И эта маленькая ошибка была расценена (и я думаю, совершенно справедливо) юными правонарушителями как оскорбление, и все усилия пошли насмарку. Индивидуальное и групповое подкрепление использовалось для поощрения не только какого-то определенного типа поведения, но и разных социально значимых качеств — например, чувства ответственности. Качества, обычно считающиеся «врожденными», тоже могут подвергаться корригированию. Вы можете, например, подкреплять творческие способности. Когда мой сын Мишель посещал школу искусств и жил в мансарде в Манхэттене, он подобрал брошенного котенка и подкреплял его за «сообразительность», за любое действие, которое его забавляло. Я не знаю, как кот это понял, но он превратился в самого необыкновенного кота — уверенного в себе, внимательного, преданного и готового на всякие очаровательные штучки даже в зрелом возрасте. В океанариуме «Жизнь моря» мы формировали творческое поведение у двух дельфинов (этот эксперимент сейчас вошел во многие руководства), достигая этого подкреплением любого нового производимого животным действия, которое раньше не подкреплялось. Скоро животные это поняли и начали «изобретать» новые типы поведения, часто довольно забавные. Одни индивиды, у которых развивают творческие способности, становятся более неординарными, другие — менее. Вообще даже среди животных степень творческих возможностей и воображения заложена от природы. Но обучение «сдвигает» этот уровень для каждого, так что любой индивид может улучшить творческие способности вне зависимости от исходного уровня. Общество, и особенно систему образования, часто критикуют за то, что они подавляют творческие способности, вместо того, чтобы развивать их. Я думаю, что, хотя такая критика и обоснована, но нужно понимать, что общество заинтересовано в сохранении Status quo. Как только те «творческие» дельфины познали цену новаторства, они превратились в сущих непосед, стали открывать ворота между бассейнами, таскать реквизит и всячески проказничать.

Инициативные люди непредсказуемы, и, возможно, общество может вытерпеть лишь определенный процент таких людей. Если бы все стали вести себя, как наши «творческие» дельфины, мы бы никогда ничего не достигли. Поэтому довольно часто индивидуальная нестандартность подавляется в угоду групповым стандартам норм поведения. Может быть, лишь смелость, необходимая для защиты таких устремлений, приводит некоторых из новаторов к успеху. Я думаю, что важное значение теории подкрепления для общества состоит не в изменении отдельных видов поведения или реформировании учебных заведений, а в том влиянии, которое само по себе оказывает положительное подкрепление на отдельных индивидов. Подкрепление — это информация, информация о том, что то, что вы делаете, приводит к результату. Если у нас есть информация о том, как заставить окружающую среду подкреплять нас, значит, мы эту среду контролируем, и мы больше ей неподвластны. В самом деле от успешности этого до некоторой степени зависит наше приспособление к жизни, достигнутое в ходе эволюции. Таким образом, индивидам нравится обучаться с помощью подкрепления не по тем причинам, которые лежат на поверхности — получение пищи или другого вознаграждения, а потому, что они в этом процессе действительно обретают некоторый контроль над происходящим. А причина того, что людям нравится изменять поведение других с помощью подкрепления, состоит в том, что ответная реакция доставляет удовольствие. Глядя на то, как радуются животные, как сияют глаза малышей, люди расцветают и начинают сиять — от радости, вызванной успешностью собственных усилий; этот положительный результат сам по себе является мощным подкреплением. Некоторых людей возможность получения хороших результатов захватывает полностью. Любопытным, но очень важным следствием обучения с помощью подкрепления является то, что между субъектом и тренером возникает взаимная привязанность.

Когда я работала в «Жизни моря», несколько раз получалось так, что не прирученный дельфин во время обучения с пищевым подкреплением внезапно становился абсолютно послушным, разрешал себя гладить, требовал всеобщего внимания, и это безо всяких попыток с нашей стороны «приручить» его или обучить именно этому поведению. Я наблюдала, что это происходило и с лошадьми, иногда в течение одного тренировочного занятия, это же случалось и со многими животными в зоопарке, которые сами по себе ни в коей мере не отличаются ласковостью и не могут быть превращены в домашних питомцев. Животные вели себя так, как будто бы любили своего тренера-дрессировщика. А у тренера, тоже очень быстро возникает привязанность. Я с уважением вспоминаю слониху Шанти и волка Д’Артаньяна, и даже этот болван, белый медведь, вызывает у меня теплые чувства. Я считаю, что это происходит потому, что успех тренировочного взаимодействия вовлекает участников в единую атмосферу взаимного подкрепления. Тренер является для субъекта источником интереса, волнения, подкрепления, смены условий жизни, а ответы субъекта интересны и являются подкреплением для тренера, и таким образом возникает реальная связь. Не зависимость, а именно связь. Это товарищи в битве за жизнь.

На уровне человеческих взаимоотношений правильное использование положительного подкрепления может дать существенный эффект. Оно может привести к развитию и усилению семейных взаимоотношений, укрепить дружбу, ободрить детей и обучить их в свою очередь превратиться в изобретательных и умелых источников подкрепления. Оно способствует искусству половых отношений, так как секс помимо всего прочего является взаимным обменом положительных подкреплений. Если двое достигли успехов во взаимном подкреплении, они скорее всего будут счастливой парой. Хорошо использовать подкрепление — это не значит без разбору расточать награды или никогда не говорить «нет». Такое неправильное представление о положительном подкреплении возникает довольно часто. Однажды, наблюдая за матерью, везущей по улице малыша в прогулочной коляске, я заметила, что всякий рас, как он начинал проявлять признаки беспокойства, мать останавливалась, вынимала мешочек со всякими вкусностями: виноградом, орехами — и совала малышу что-нибудь в рот, хотя он, видимо, не был голоден и иногда отпихивал ее руку. Стараясь поступать правильно, она добросовестно подкрепляла беспокойное поведение малыша. Она даже не проверяла, не является ли причиной беспокойства малыша непорядок в одежде или какой-либо другой дискомфорт. Никто из нас не представляет собой совершенства, и я не считаю, что мы должны все время думать о подкреплениях. Я предполагаю, что во взаимоотношениях с другими людьми сдвиг к положительным реакциям от резкости, яростных споров и упреков, которые являются стилем многих домов и организаций, повлияет не только на индивидов, вовлеченных в эти контакты, но и распространится вовне, изменяя соотношение сил в обществе. Мне кажется, что американское общество, несмотря на все свои свободы, является обществом карательным. Мы несем груз Кальвинистского отрицания, которое окрашивает все наши учреждения и большинство наших суждений вне зависимости от нашей индивидуальной сущности. Переключение на положительное подкрепление может стать поразительным событием. В 1981 г. маленький городок в штате Аризона, отчаявшись удержать лучших школьных учителей, учредил фонд из местных средств и выдал денежные премии пяти учителям, выбранным по итогам голосования среди специалистов и общественности; сумма этих вознаграждений равнялась в некоторых случаях месячному заработку. Деньги вручались на церемонии окончания высшей школы, и ученики стоя аплодировали учителям. К третьему году осуществления программы, она, по-видимому, пошла на пользу как ученикам, так и учителям. Ученики этой школы, которые представляли по своему составу весьма смешанную группу из представителей разных рас и этнических групп, богатых и бедных слоев населения, завоевали высокое место при национальном тестировании. Что мне кажется существенным в этой истории, так это не способ поощрения лучших учителей, что само по себе является неплохой идеей, а то, что это событие получило широкую огласку и стало новостью в национальном масштабе. Переход к положительному подкреплению был тогда в нашей культуре новой идеей. Но общество быстро ее приняло. Можно предположить, что на следующий год поступят сведения из других городов, что и они провели подобное мероприятие. Процесс этого принятия может охватить жизнь одного, двух или трех поколений. Я подозреваю, что положительное под крепление, будучи облечено в теорию, которая дает возможность анализировать причины неправильного хода событий, является той самой идеей, которая слишком заразительна для умов, чтобы ее развитие приостановилось. Я полагаю, что большинство бихевиористов со мной согласятся — хотя они, конечно, считают, что это произойдет совсем скоро.

Пожалуй, основное, что вызывает возражения против бихевиоризма у людей гуманитарного склада ума — это подтекст: «все происходящее в обществе может и должно управляться подкреплением» (сейчас это уже работает, но работает плохо). Мне кажется, что это необоснованные страхи. Воображаемое общество Скиннера, построенное исключительно на различных типах подкрепления, не должно, с моей точки зрения, точки зрения биолога, функционировать. Идеалистические общества, существующие в воображении или в реальности, иногда не принимают в расчет или пытаются приуменьшить такие биологические явления, как конфликты. Мы являемся в конце концов общественными животными, и в качестве таковых должны устанавливать иерархию. Соперничество внутри группы за более высокий статус — по всем направлениям, а не только по санкционированным и предписанным — является абсолютно неизбежным и фактически выполняет важную социальную функцию: будь то утопическое общество или табун лошадей, существование развитой иерархии направлено на сглаживание конфликтов. Ты знаешь свое место, и незачем продолжать рычать, доказывая его. Я предчувствую, что индивидуальный и групповой статус, как и многие другие человеческие потребности и тенденции, слишком сложны, чтобы их опровергать или отвергать с помощью спланированной системы подкрепления, по крайней мере в обозримом будущем. В свою очередь, бихевиористов беспокоит то, что в обществе они видят много ситуаций, в которых правильное использование подкрепления могло бы дать хороший эффект, а вместо этого мы с дурацким упорством продолжаем выбирать неправильные решения. Например, мы предоставляем вооружение и помощь странам, которые, как мы надеемся, будут к нам после этого более расположены. Продолжаем! Подкрепление кого-либо в надежде на собственную выгоду никогда не работает; это приводит к обратным результатам даже на простейшем уровне: «Она пригласил меня на праздник только для того, чтобы получить подарок, терпеть ее не могу»; «Тетушка Тиша чрезвычайно мила сегодня, интересно, что старая бестия хочет на этот раз». И я не знаю, лучше ли наша жесткость в отношении стран, ведущих себя неправильно. А что, если им все равно? А если их первейшей задачей является досадить нам? Я понимаю, что это может быть упрощением, но я все же полагаю, что бесконечное повторение такого поведения нации, о котором любой дрессировщик крысы может сказать, что оно не приведет к достижению цели, является непростительным простодушием. Нация, так же как и каждый отдельный индивидуум, должны постоянно задавать себе основной вопрос тренера: что в действительности я подкрепляю? Законы подкрепления — мощное орудие. Но свод правил гораздо более гибок, чем некоторые предполагают и даже более гибок, чем иным хотелось бы. Чтобы подкрепление действовало, оно должно быть вовлечено в процесс постоянного изменения, постоянной обратной связи, постоянного роста.

Применяющий подкрепление начинает осознавать дуалистическую, двустороннюю природу этого общения. Он больше узнает о других и, неизбежно, лучше познает себя. Можно сказать, что тренировка является тем процессом, который требует одновременного присутствия внутри и вне собственной шкуры. Кто обучает и кто обучается? Оба меняются местами и оба учатся. Некоторые видят в теории подкрепления способ контроля, манипулирования или ограничение свободы личности или общества. Но изменения общества должны начинаться с изменения отдельных личностей — со сдвигов, которые принесут личную пользу — точно так же, как видовые изменения должны начинаться на уровне одного гена. Социальные изменения не могут быть навязаны сверху — по крайней мере навязаны надолго (произведение «1984 год» Оруэлла написано неверно с биологической — точки зрения). Живые существа имеют право не только на пищу и убежище, но и на подкрепляющее окружение. Использование и понимание подкрепления является тем индивидуальным опытом. Который может пойти всем на пользу. Совершенно не ограничивая нас, оно открывает дорогу для приобретения нового опыта, и будучи осознанным, усиливает не механические аспекты жизни, а богатство и удивительное разнообразие всего поведения.

 

Rambler's Top100