Роль генотипа и среды в формировании личности. Информация. Физиология ВНД и сенсорных систем. Основы нейрофизиологии и ВНД.

Роль воспитания в формировании личности в дошкольный период показана, в частности, в исследованиях И.А.Шашкова (1987).

Изучение личностных особенностей дошкольников 5-6-летнего возраста в поведенческих проявлениях проводилось по двум параметрам: социальные свойства (самостоятельность, ак­тивность, общение) и индивидуальные качества (интеллекту­альное развитие, черты характера, эмоциональная сфера). Все де­ти посещали обычный детский сад. У дошкольников 6-летнего возраста довольно часто отмечаются повышенная эмоциональная возбудимость, связанная с несдержанностью и неуправляемостью в поведении (около 16% от всех детей); повышенная застенчи­вость, робость, неуверенность (около 17%); состояние общей эмоциональной неустойчивости и дискомфорта, сопровождаю­щееся капризностью, плаксивостью, снижением бодрости, активности, жизнерадостности в поведении (около 20%).

Менее часто в поведении дошкольников встречаются другие акцентуированные проявления: замкнутость, молчаливость; чер­ты тревожности, эмоциональной подавленности; черты демонст­ративности, желание быть в центре внимания.

По сравнению с детьми, ежедневно посещавшими детский сад, в группах с круглосуточным пребыванием в поведении дошкольников наиболее часто отражалось их эмоциональное состояние (общая эмоциональная неустойчивость, капризность, плаксивость, подав­ленность, тревожность, снижение активности и общительности).

Воспитание в условиях недельного пребывания в детском саду является для ряда детей фактором дополнительной психической нагрузки, связанным с эмоциональным напряжением или астенизацией.

При улучшении эмоционального состояния в поведении мно­гих детей более отчетливо выступали акцентуированные черты характера (неуверенность в себе, тормозимость, повышенная воз­будимость и др.).

Сравнительное изучение личностных особенностей детей в со­отношении с состоянием здоровья показало, что невротические и личностные нарушения в большинстве случаев сопровождаются отклонениями в приспособительных формах поведения (активность, самостоятельность, общение) и дезорганизацией эмоцио­нальной сферы.

Дезорганизация эмоциональной сферы ребенка (тревожность, страхи, эмоциональная неустойчивость, капризность, возбуди­мость и др.) не только способствует аномальному формированию личности, но и оказывает сильное влияние на интеллектуальное развитие дошкольников.

Воспитание дошкольников в условиях суточного пребывания в детском саду связано с уменьшением частоты высокого и среднего возрастного развития интеллекта и в 2 раза чаще коррелирует с его низким развитием.

Воспитание в условиях круглосуточной группы, оказывая от­рицательное влияние на эмоциональную сферу, у многих детей тормозит нормальное интеллектуальное развитие и является фак­тором повышенного риска возникновения невротических и лич­ностных отклонений у дошкольников. Степень психической зре­лости и гармоничное формирование личности в дошкольном возрасте во многом зависят от эмоциональной устойчивости, отра­жающейся в типе поведения ребенка.

Углубленное изучение факторов, влияющих на формирование личности в дошкольном возрасте и на состояние психического здоровья детей, выявило большую частоту неблагоприятных воз­действий биологического и социального характера.

Среди негативных факторов наибольшее влияние на детей 6-летнего возраста оказывали соматические (около 50% от всех де­тей) и социально-психологические (около 45%) воздействия. Меньшее значение по удельному весу принадлежало перинаталь­ным вредностям (около 27%) и неблагоприятным социально-экономическим условиям (около 9%).

Недооценка взрослыми (воспитатели, педиатр, родители) об­щего состояния ребенка приводит к педагогическим ошибкам и появлению отклонений в поведении: усиливается раздражитель­ность и плаксивость, возникает конфликтность со взрослыми и детьми, в ряде случаев — тревожность, неуверенность в себе, эмо­циональная подавленность, черты повышенной тормозимости. вялость, пассивность в поведении.

Изучение социальных влияний, связанных с воспитанием детей и особенностями формирования детской личности, позволило выде­лить среди них три группы факторов: 1) социально-экономические; 2) психологические, отражающие семейно-бытовые условия и си­туации; 3) педагогические, связанные с непосредственным отноше­нием к ребенку, применяемыми методами и средствами воздействия и воспитания.

Особенности формирования личностных свойств у дошколь­ников в большинстве случаев определяются комплексом социаль­ных влияний, среди которых социально-экономические и семейно-бытовые условия чаще всего проявляются опосредованно, через педагогические факторы.

Личностные и поведенческие отклонения у дошкольников наи­более часто возникают при наличии в семье негативных психоло­гических факторов и ситуаций (напряженные, конфликтные от­ношения, алкоголизм и пьянство, разводы родителей, неправиль­ное воспитание в связи с противоречивыми установками или формальным, авторитарным отношением к ребенку, проживание в семье психически больных, тяжелый, деспотичный или несдер­жанный характер одного из родителей и др.), способствовавших длительному напряжению, накоплению отрицательных эмоций, общему эмоциональному угнетению или страданию ребенка.

Среди отрицательных явлений, связанных с используемыми в семьях методами и средствами воспитания, следует отметить при­менение физических наказаний, запугивание, наказание трудом, лишением прогулки, еды, дарение родителями за хорошее поведе­ние детям дорогих игрушек, денег, подарков. Наряду с этим об­ращает на себя внимание частота запрещений, окриков, одерги­ваний, противоречивость в семейных требованиях и подходе к ребенку без. учета его возможностей, необязательность в исполне­нии принятых решений по отношению к детям, показной характер (для людей) сверхвнимательного отношения к ребенку, не соот­ветствовавший реальному, и т. п.

Б. Роль воспитания и условий жизни в формировании личности (нервно-психического статуса) младших школьников изучала группа исследователей. Наблюдались 360 детей 9 общеобразова­тельных школ Москвы. Было обработано свыше 100 показателей. Заключение о нервно-психическом здоровье детей составлено по данным анализа амбулаторных карт развития ребенка (форма 112/у); сведений, полученных из родительских анкет-опросников, педагогических анкет; на основе объективных данных обследова­ния психоневрологического статуса.

Все дети по уровню нервно-психического здоровья были раз­делены на 3 группы. В I группу вошли здоровые дети; во II — дети с легкими функциональными отклонениями и некоторыми осо­бенностями психического развития. Группу III составили дети с выраженными нервно-психическими расстройствами.

У детей молодых родителей (до 20 лет) несколько чаще наблю­даются патологические привычки, задержка психического развития, аффективные расстройства в сочетании с вегетативно-сосудистой дистонией, что, возможно, обусловлено недостаточ­ным вниманием молодых родителей к своим детям в раннем пе­риоде их развития.

Влияние образовательного уровня родителей на нервно-психическое здоровье детей проявлялось лишь у детей, отнесен­ных к III группе. Среди родителей этих детей было меньше с выс­шим образованием, чем среди родителей здоровых детей. Отме­ченная закономерность особенно характерна для образовательно­го уровня матерей. У детей из семей, проживающих в отдельных квартирах (около 47%), наблюдались аффективные расстройства, в то время как у детей, живущих в коммунальных квартирах (около 53%), — астеноневротические и церебрастенические прояв­ления.

Четкое влияние на нервно-психическое здоровье детей оказыва­ет «психологический климат» в семье. Невротические расстройства значительно чаще отмечались у детей, в семьях которых была кон­фликтная обстановка, у детей из неполных семей и безнадзорных. Примерно у трети детей с нервно-психическими отклонениями были чрезмерно строгие родители. У школьников II группы невротические проявления четко коррелировали с фактором «неполная семья», ре­чевые нарушения чаще ассоциировались с безнадзорностью, а пато­логические привычки — с чрезмерно строгими условиями воспитания. У этих школьников влияние отрицательных факторов микросоци­альной среды отражалось и на соматическом здоровье (склонность к анемнзации, артериальной гипотонии, функциональным заболе­ваниям желудочно-кишечного тракта, дефициту массы тела).

При неблагоприятном «психологическом климате» в семье нервно-психические синдромы у детей III группы проявлялись астеническими и церебрастеническими расстройствами. Особен­но следует отметить, что у детей с выраженными нервно-психическими отклонениями отцы злоупотребляли алкоголем в 3 раза чаще, чем у здоровых школьников. При систематическом употреблении алкоголя отцом и матерью у многих детей возникает повышенная судорожная готовность. Родители, дети которых стра­дают выраженными нервно психическими отклонениями, в 2 раза чаше имеют вспыльчивый и замкнутый характер, чем родители детей I группы.

Прослеживается определенная связь между чертами характера родителей и клиническими проявлениями нервно-психических отклонений, У детей II группы невротические расстройства чаще коррелируют с замкнутостью отца, аффективные — со вспыльчи­востью матери. Психопатоподобные расстройства у детей чаще наблюдаются в семьях, в которых родители уделяют мало внима­ния воспитанию ребенка. По мере ухудшения нервно-психическо­го здоровья детей их успеваемость снижается.

Таким образом, социальные условия играют важную роль в формировании личности, в частности нервно-психического стату­са, при этом вклад отдельных факторов различен.

Так, например, фактор «отсутствие отца» сказывается весьма не­гативно в формировании личности ребенка. Однако при наличии отца в семье воспитательное влияние его также неоднозначно. Ве­дущими негативными «факторами отца», способствующими воз­никновению выраженных нервно-психических расстройств у ребен­ка, являются низкий образовательный уровень отца; отрицательные черты характера (вспыльчивость, замкнутость), недостаточное внимание к воспитанию ребенка, частое употребление алкоголя. В компенсации отрицательного воздействия среды значительную роль играют такие факторы, как высшее образование, положитель­ные черты характера (доброта, спокойствие, уравновешенность).

У детей с функциональными отклонениями (II группа) увели­чивается значимость некоторых компенсирующих факторов (доброта); значимость факторов «спокойный», «уравновешенный» по сравнению с III группой значительно снижается.

Вклад негативных «факторов матери» в формирование нервно-психического статуса ребенка несколько ниже вклада негативных факторов отца. Положительные черты характера матери (доброта, спокойствие, ответственное отношение к воспитанию ребенка) играют ведущую роль в компенсации отрицательного воздействия среды и формировании личности с положительными чертами характера.

В. Соотносительная роль генотипа и среды в формировании лич­ностных свойств детей исследуется с учетом состояния здоровья и темперамента самих детей и их родителей. Результаты подобных исследований свидетельствуют о важной роли обоих факторов в формировании личности. Приведем результаты подобных исследо­ваний четырех групп школьников старших классов: I группа — здо­ровые подростки; II — с легкими функциональными отклонениями, преимущественно астеноневротическими реакциями; III — с астеноневротическим синдромом, выраженными акцентуациями ха­рактера; IV группа — подростки преимущественно с пограничны­ми нарушениями в виде неврозов и формирующихся психопатий. У школьников 9-10-х классов III и IV групп выявлены склонность » ипохондрическим тенденциям, пессимизму, повышенному уровню ситуационной тревожности, чувству внутренней неудовлетворенности, демонстративности, конфликтности, внутренней дисгармоничности, сенситивности с ригидными установками, аутизации, эмоциональной холодности (у мальчиков), эмоциональной неустойчивости.

Результаты обследования родителей школьников с нервно-психическими отклонениями позволили установить, что они име­ют определенные личностные изменения, отличающие их от ро­дителей школьников I группы, т.е. здоровых.

Матери школьников II группы в наибольшей мере отличаются склонностью к ипохондрическим тенденциям, демонстративно­сти, аутизации, эмоциональной холодности, конфликтности.

Отцы школьников II группы обладают в некоторой мере схожими с матерями личностными свойствами.

Матерям школьников III группы психического здоровья при­суще сочетание сенситивности, упрямства, подозрительности, ри­гидности мышления с тревожностью и неуверенностью в себе, что позволяет говорить о некоторой противоречивости, дискордантности личностной структуры их. Кроме того, для матерей школь­ников данной группы характерна наибольшая степень экстравер­сии и нейротизма (эмоциональная нестабильность).

Для отцов школьников III группы свойственно сочетание от­носительно высокого уровня сенситивности, ригидности устано­вок, повышенной общей активности, раздражительности с властностью, уверенностью в себе, склонностью к консерватизму. Как и матерям детей этой группы, отцам присуща наибольшая степень экстравертированности и нейротизма.

В суммарном профиле матерей школьников IV группы наблю­дается тенденция к дезадаптации, конфликтности, внутренней дисгармоничности, повышенной общей активности, импульсив­ности, пессимизму, тревожной мнительности, неуверенности в себе, эмоциональной холодности, замкнутости, эмоциональной нестабильности.

Отцы школьников IV группы характеризуются низкой общей активностью и низкой степенью сенситивности, т.е. пониженной эмоциональной чувствительностью, о чем также свидетельствует относительно невысокий уровень экстраверсии и нейротизма, от­ражающий наличие черт флегматического типа темперамента.

Таким образом, у родителей школьников с нервно-психически­ми отклонениями (как у матерей, так и у отцов) выявлены опреде­ленные особенности личности, несколько более выраженные у матерей и в целом у родителей детей IV группы (с нарушениями, достигшими клинического уровня).

Анализ усредненных коэффициентов корреляции по выборкам однополых пар «мать — дочь» и «отец — сын» по параметрам экстраверсии-интроверсии и нейротизма (различия между коэффици­ентами в этих выборках незначимы на всех изучаемых возрастных ступенях) и показателя наследуемости в «узком смысле» (методику расчета см.: Хамаганова Т.Г., 1987) выявил, что доля генетической компоненты в изменчивости параметра экстравер-сии-интроверсии увеличивается к 15 годам (8-й класс) и уменьша­ется к 16-17 годам (9-10-й классы).

Для показателя нейротизма значительный вклад генетических факторов отмечается на протяжении 14-15 лет, особенно в 14 лет; в постпубертатном периоде он существенно снижается и не опре­деляется в возрасте 17 лет (10-й класс).

Уровень нейротизма имеет тенденцию к несколько большей генетической детерминации, чем показатель экстраверсии-интроверсии, в возрасте 14-16 лет, но в постпубертатном периоде роль генетических факторов продолжает определяться для показателя экстраверсии-интроверсии, в то время как для параметра нейро­тизма в 17 лет она не выявляется. Показатель экстраверсии-интроверсии, возможно, следует считать более «устойчивым» в от­ношении определения его генетическими факторами. Это со­гласуется с мнением большинства исследователей, которые считают, что данный показатель имеет фундаментальное зна­чение и в его детерминации принимают участие генетические факторы.

Таким образом, изучение соотносительной роли наследствен­ных и средовых факторов в детерминации показателей темперамента выявило определенную возрастную динамику для показате­лей экстраверсии-интроверсии и нейротизма на протяжении пу­бертатного и постпубертатного периодов. Эта динамика сви­детельствует, что наибольшее влияние генетических факторов в изменчивости данных показателей темперамента проявляется в пубертатный период (14-15 лет); в постпубертатном периоде (16-17 лет) возрастает роль средовых, социальных факторов.

Анализ усредненных коэффициентов кореляции по данным 10-го класса (17 лет) подтверждает довольно существенное значе­ние генетических факторов в детерминации черт конфликтности, дисгармоничности и особенно аутичности, необычности склада мышления и меньшее значение их для проявлений ипохондричности и демонстративности.

Формирование ряда психологических характеристик подрост­ков осуществляется при динамическом взаимодействии генетиче­ских и внешних социальных, в том числе семейных, факторов, при этом влияние некоторых личностных особенностей родителей не­однозначно.

Rambler's Top100